Женщины и автоспорт

Раньше, лет 70—80 назад, на гонках женщины только аплоди­ровали успехам мужчин.

Считалось, что их слабые руки не способны управлять «же­лезными мустангами». А о нервах и говорить нечего — струсят, и все тут.

Первой и долгое время единственной женщиной-гонщицей была француженка Камилла дю Га. В начале века она участвовала в 1100-километровой гонке Париж—Берлин.

Отчаянная, между прочим, была женщина! Камилла летала на воздушном шаре и даже прыгала с парашютом.

В 40-е годы уже многие женщины участвуют в обычных гонках и в ралли. Им наравне с мужчинами приходилось по нескольку суток сидеть за рулем и мчаться по неизвестным дорогам.

Сестра знаменитого английского гонщика Стирлинга Мосса Патриция управлять автомобилем научилась в детском возрасте. А в 17 лет (это было в 1953 году) она впервые приняла участие в ралли. Брат много помогал ей на тренировках. И Патриция Мосс 5 раз выигрывала кубок для женщин в труднейшем ралли «Монте-Карло».

В 1965 году в США были организованы рекордные заезды для женщин. Наивысшей скорости — 496,5 км/ч — достигла Ли Бридлав.

А Сюзанна Рагнелли, 22-летняя римлянка, бросила перчатку мужчинам. В 1966 году в Копенгагене на первенстве мира по картингу она вступила в борьбу с 40 гонщиками-мужчинами. Сюзанна не дрогнула перед титулованными соперниками, в том числе перед двукратным чемпионом мира Гвидо Сало, вышла на старт и победила всех, став чемпионкой.

Мировой рекорд скорости на автомобиле среди женщин принадлежит американке Китти О'Нейл. На гоночном автомобиле с реактивным двигателем она развила скорость 995,5 км/ч.

К. О'Нейл работала каскадером, заменяя кинозвезд во время рискованных трюков. Этой маленькой женщине, весящей всего 50 кг, принадлежат 60 американских и мировых рекордов скорости на автомобиле и моторной лодке. Она достигла скорости 168,7 км/ч на водных лыжах, а на лодке она едва не побила рекорд, установленный известным вам уже Дональдом Кэмпбеллом.

Более того, Китти О'Нейл готовилась побить абсолютный миро­вой рекорд скорости на автомобиле и преодолеть звуковой барьер. В 1976 году она с этой целью регулярно совершала тренировочные поездки на реактивном гоночном автомобиле «Эс-Эн-Ай Люути-вейтор». В одном из заездов она развила скорость 1000 км/ч, вплотную приблизившись к рекорду Г Габелича.

И здесь бизнес

Гонки привлекали и привлекают многих болельщиков. Да, гонки волнуют. Они не могут не волновать. Особенно кольце­вые, типа «Гран при»: на них развиваются огромные скорости.

Тысячи людей наблюдают за подобными гонками. Нет, теперь уже не тысячи, а миллионы: журналисты ведут репортажи с мест соревнований по радио и телевидению.

Трудно учесть все прибыли бизнесменов. Прямые, От кассовых сборов, только малая их часть. А вот косвенные, от рекламы, большая. В этот водоворот коммерческих интересов монополии и фирмы вовлекают, как правило, и спортсменов. За «Гран при», например, давно уже утвердилась недобрая слава. В последние годы эта слава стала совсем черной. Даже журналистов буржуаз­ной прессы, как говорится, прорвало. В одном западногерманском журнале была напечатана статья «Гонки за деньгами», в которой автор, говоря о хитроумных коммерческих сделках, горько ирони­зирует над спортсменами, называет их дельцами.

Кто делает гоночные автомобили?

Обратимся к истории советского спортивного автомобиле­строения.

В Ленинграде механик таксомоторного парка Г. Клещев сде­лал из старого газика гоночный автомобиль.
На этом-то «старичке» он и завоевал в 1937 году приз журнала «За рулем».

Спортивные автомобили начинают строить крупнейшие отече­ственные предприятия. На ЗИСе в 1939 году под руководством А. Пухалина создается машина ЗИС-101А. Максимальная ее ско­рость была 162 км/ч.

В г. Горьком был создан гоночный автомобиль ГЛ- 1с обте­каемым фонарем над местом гонщика. Испытатель А. Ф. Нико­лаев достиг на нем в 1940 году довольно высокой скорости— 161 км/ч.
В октябре 1946 года А. Пельтцер на рекордно-гоночном авто­мобиле «Звезда-1» собственной конструкции первым из советских спортсменов показал результат международного класса.

В 60-е годы в Москве были сконструированы спортивные газотурбинные автомобили «Пионер-2» и ЗИЛ-112С. «Пионер-2» на гонках вел конструктор И. Тихомиров.

Усовершенствованная модель «Пионер-2М» была снабжена двумя газотурбинными двигателями.
В 1963 году тот же И. Тихомиров установил на ней всесоюзный рекорд, пройдя один километр с хода со средней скоростью 311,4 км/ч.

МАДИ — машины с такой эмблемой постоянно принимают участие в чемпионатах СССР.
МАДИ — это Московский автодорожный институт. В нем соз­дана лаборатория скоростных машин.

Москвичи для каждой модели автомобиля находят новые ин­тересные конструктивные решения.

Конечно, создатели гоночных машин страстно желают, чтобы их автомобиль выиграл гонки. И все же это не главное. Гоночный автомобиль для конструкторов института — своего рода испыта­тельный стенд на колесах. На нем проверяют, насколько, скажем, хорош тот или иной обтекаемый кузов, надежны ли подвески, удобно ли расположена кабина и т. д.

Созданием гоночных машин занимались не только крупные предприятия, но и мелкие заводы, мастерские.

' В конце 50-х — начале 60-х годов широкую известность полу­чили гоночные автомобили «Эстония», сделанные на Таллинском авторемонтном заводе.

И харьковчане вложили свою, и притом немалую, лепту в созда­ние отечественных спортивных автомобилей. Особо теплое слово хочется сказать о В. К. Никитине.
Свой первый гоночный автомобиль «Харьков-1» он построил с помощью товарищей по гаражу.

Затем Никитин перешел на работу в Харьковский автодорож­ный институт, стал конструктором, причем талантливым.

В институте было организовано СКБ (студенческое конструк­торское бюро). Студенты здесь с увлечением создают модели новых гоночных автомобилей. Так появилась ХАДИ-3 — пожалуй, самая маленькая гоночная машина в мире. О ее размерах хорошо говорит одна подробность — колеса ХАДИ-3 были чуть больше, чем у дет­ского самоката. Потом студенты построили ХАДИ-5, ХАДЙ-7.

В 1977 году харьковчане создали стремительную машину ХАДИ-9. Ее расчетная скорость — 1300 км/ч.
Работы проводились под руководством уже известного вам В. Никитина.

Автомобильная формула

В начале нашего века (и чуть пораньше) никаких ограничений для автомобилей, принимавших участие в гонках, как правило, не было. Паровой автомобиль, к примеру, мог соревноваться с электрическим. Но очень скоро как организаторы спортивных соревнований, так и сами гонщики поняли: это неправильно.

Во время заездов на ипподромах никогда ведь не выпускают помериться быстротой рысаков и ломовых лошадей. Дело это, как вы сами понимаете, нелепое. Ну а разве не столь же нелепо выпускать на гоночные дорожки автомобили, снабженные мощны­ми двигателями, и машины-малютки? Тогда ФИА распределила спортивные машины на несколько типов, ввела так называемые автомобильные формулы. Благодаря им определялся сухой (без горючего) вес автомобиля, литраж двигателя, расход топлива на 100 километров пути и т. д.

Формулы не были чем-то застывшим. С годами они менялись.

Рекордно-гоночные автомобили не разделяются по каким-либо конструктивным качествам, но они обязательно должны быть бе­зопасны. Рекорды регистрируют по двум видам движения: ско­рость при прохождении одного километра с хода и скорость при преодолении какой-либо дистанции с места.

Ну а зачем, вы можете спросить, проводятся автомобильные гонки? Неужели только ради спортивного азарта: кто кого?

Нет. Конструктивные достижения, которых добиваются инже­неры при создании гоночных машин, нередко используются затем в производстве обычных серийных автомобилей. Вот один пример. В конце прошлого века существовал автомобиль «Эклер». На гонках 1895 года он выехал на старт с пневматическими шинами. Тогда это многим показалось странным. И что же? Пневматиче­ские шины с успехом используются уже почти столетие. В мире выпускаются миллионы автомобилей и во много раз больше шин.
 
Rambler's Top100